Для авторизации на текущем портале в Вашем профиле ЕСИА должно быть заполнено поле "Электронная почта"

Республиканские порталы Карта сайта Вход

Контрольно-счетная палата Республики Башкортостан

Глава КСП Башкирии: «Наша цель — не „бить по хвостам“, а работать на упреждение»

17 сентября 2020
50
0

https://mkset.ru/news/economy/11-09-2020/glava-ksp-bashkirii-nasha-tsel-ne-bit-po-hvostam-a-rabotat-na-uprezhdenie

Председатель КСП Башкирии Константин Шагимуратов рассказал в интервью «Медиакорсети» о том, как ведомство смогло стать лидером по эффективности работы среди региональных палат страны.

— Константин Нилович, новость о том, что Контрольно-счётная палата Башкирии стала лидером в рейтинге эффективности среди региональных палат стала одной из сенсаций текущей недели. По итогам 2019 года ведомство выявило нарушений на 62,4 миллиарда рублей. Чем можно объяснить такое достижение?

— Хотел бы отметить, что данные об итогах нашей работы за прошлый год публикуются не впервые. Отчет о своей работе мы делали в Госсобрании республики еще в январе, и там эта цифра — 62,4 млрд рублей — тоже называлась. Но на этой неделе она зазвучала иначе, когда Счетная палата России обнародовала рейтинг эффективности региональных палат. На первом месте оказалась КСП Санкт-Петербурга, выявившая по итогам 2019 года нарушений на 63,2 млрд рублей. При этом бюджет Санкт-Петербурга примерно в 2,5 раза превосходит размеры госказны Башкирии. Таким образом эффективность работы нашего ведомства, все же оказалась выше, чем у наших питерских коллег.

Считаю важным уточнить, что нарушения на 62 с лишним млрд рублей были выявлены за период 2012–2018 годов.

— Так или иначе, но нельзя не вспомнить, что весь прошлый год и в начале 2020 года, до того, как грянула пандемия, ваше ведомство сообщало о довольно громких результатах проверок…

— Да, у нас были проведены достаточно емкие проверки. Это Фонд жилищного строительства, в котором наши инспекторы выявили нарушений на сумму порядка 6,8 млрд рублей, ГУП «Башспирт» (9 млрд рублей), санаторий «Янгантау» (3,75 млрд рублей). Широкий резонанс имели результаты проверки санатория «Юбилейный» в Евпатории, где было выявлено неэффективное расходование средств на общую сумму 475,4 млн. рублей, а также масштабная ревизия деятельности администрации Баймакского района, обнаружившая там злоупотреблений на немыслимую для небольшого муниципалитета сумму в 5 млрд рублей.

И весной, в период самоизоляции, мы не сидели без дела. Когда предприятия закрылись, мы переформатировали свою работу и переключились на экспертно-аналитические мероприятия, занялись проверкой реализации региональных проектов. Как результат — на недавнем ВКС со Счетной палатой России, которое было посвящено разработке методологии проверки реализации регпроектов, выяснилось, что КСП Башкирии проанализировала уже 15 регпроектов, такого результата по России больше нет ни в одном регионе. Мы сами разработали алгоритм, по которому, как мы считаем, можно наиболее эффективно их проверять.

— Почти обо всех проверках, которые вы сейчас упомянули, становилось известно из выступлений главы Башкирии Радия Хабирова. Особенно эмоционально он отреагировал на итоги проверки НОФ «Региональный оператор».

— Для этого были веские основания. Если помните, на фоне того, что реализация программы капремонта подъездов буксовала, у руководителя этой организации были семь заместителей, причем трое из них с дублированием функций, а выплаты вознаграждений сотрудникам этого регоператора составили 15 млн. рублей. После такого громкого разоблачения подряды на ремонт были пересмотрены, и работы по капремонту постепенно вошли в нормальное русло

Не менее возмутительные нарушения выявлены в Ишимбайском районе. Я имею в виду нарушения деятельности администрации муниципального образования за 2016–2018 годы. Чего только стоит история с выделением детям-сиротам аварийных квартир, совершенно не пригодных для проживания. На покупку этих квартир было потрачено 17 с лишним млн рублей бюджетных средств. Кстати, это проверка была проведена по обращению граждан, как и целый ряд других — тот же санаторий «Юбилейный», ГКЗ «Башкортостан», ипподром «Акбузат». Из 190 обращений граждан, поступивших в наше ведомство в 2019 году, примерно десятая часть закончились проверками.

— А что стало с остальными обращениями?

— Не все обращения касаются круга полномочий КСП. Наше ведомство занимается проверкой расходования средств республиканского бюджета, а также выполнения региональных проектов и государственных программ. При этом каждое поступающее к нам обращение анализируется, и если оно не относится напрямую к нам, то будет передано в другие ведомства — МВД, прокуратуру, УФАС и т. д.

Запрос на справедливость у людей есть всегда. И каждое обращение содержит своеобразный крик души. Если сегодня люди начинают писать жалобы, это, как правило, вовсе не городские сумасшедшие, которые борются с шпионами или пришельцами. Эти люди действительно озабочены той или иной проблемой.

— Можете сказать, какие громкие разоблачения следует ожидать в ближайшее время?

— Скоро состоится коллегия, на которой будут рассмотрены отчеты о проверках таких крупных объектов, как санаторий «Красноусольский», «Уфаводоканал», «Башкоммунприбор». Проверки получилось достаточно емкие сами по себе.

Не вдаваясь в подробности, могу сказать, что на двух последних объектах были выявлены крупные факты мошенничества, они заактированы и переданы в следком. Например, на ГУП «Уфаводоканале» мы вскрыли схему получения денег по поддельным документам. По поддельной подписи предыдущего директора с предприятия злоумышленники успели вывести часть средств, а другую часть мы смогли заблокировать Речь идет о сумме примерно в 150 млн рублей. Можно сказать, что только одна эта проверка окупает годовое содержание нашей КСП.

Похожая история на «Башкоммунприборе», там по итогам нашей работы уже заведено порядка пяти уголовных дел о мошенничестве.

— Есть ли сферы, контроль за которыми находится у КСП в приоритете?

— Здесь нужно понимать, что в наиболее деньгоёмких сферах, соответственно, может быть больше нарушений и злоупотреблений. К сожалению, такая закономерность существует. Предпочтений при составлении плана проверок у нас нет. Могу точно сказать, что мы особенно внимательно относимся к ситуациям, затрагивающим интересы материнства и детства, а также слабозащищенных слоев населения. В целом же мы стараемся учитывать объекты, которые затрагивали бы все направления, — и здравоохранение, и образование, и ЖКХ, и культуру.

Конечно, пока мы, что называется, «бьем по хвостам» — то есть выявляем нарушения, но очень надеемся, что наша работа носит серьезный профилактический характер, помогает работать на упреждение, заставляет людей не повторять нарушения в будущем. Здесь нужен государственный подход. Есть надежда, что руководители на местах начнут стратегически мыслить, принимая те или иные решения.

Возьмем тот же Баймакский район. Там построили стадион «Труд», вложили в него порядка 100 млн рублей, которые фактически были потрачены впустую. Использовали не те стройматериалы, не те технологии и т. д. В итоге стены покрылись грибком. Мы привлекали экспертов, которые пришли к выводу, что стадион спасти нельзя. Проще снести и построить новый. За это кто-то должен ответить.

— Подобные случаи, к сожалению, то и дело выявляются — когда, казалось бы, можно было избежать тех или иных расходов, но из-за недальновидности руководства на местах складываются такие преступные ситуации. Мы об этом часто делаем публикации.

— Да, таких примеров немало. Из этой же категории — история с ГКЗ «Башкортостан», где приобрели световое оборудование за 5 млн. рублей. Приобрели на бюджетные средства и не используют. Оно просто лежит без дела. Возникает вопрос: «Ребята, зачем было его покупать, если вы его не используете?».

А больницы? В них приобретают дорогостоящее медицинское оборудование, которое также годами не применяется. Но ведь эти деньги можно было использовать на другие цели с реальной отдачей.

Не меньше вопросов вызывает внедрение аутсорсинга в учебных заведениях. Сама идея хорошая — снизить нагрузку на школьный персонал и расходы на бюджет. Но по факту воплощение идеи нередко оставляет желать лучшего. Например, это касается обеспечения охраны в детсадах и школах. По результатам проверок мы видим, что охранные предприятия нередко работают в школах, не имея лицензии. По иным направлениям выясняется, что после передачи услуг на аутсорсинг увеличивается их стоимость. Возникает резонный вопрос: зачем вам такой аутсорсинг?..

Похожая ситуация была выявлена при проверке системы организации больничного питания по аутсорсингу. Она также прошла по обращению гражданина. Ничего удивительного, что в больницах кормят невкусно, если мы находили в ходе проверок некачественную продукцию, сырье с истекшим сроком годности. Плюс были найдены нарушения в ходе госзакупок, когда применялись различные схемы, и в тендерах побеждали явно аффилированные предприятия. Такую информацию мы передаем в правоохранительные органы.

— К вашим выводам и предписаниям реально прислушиваются?

— Мне кажется, определенные сдвиги в лучшую сторону есть. Например, это касается предоставления жилья сиротам. После серии наших проверок на эту тему были проработаны изменения в методику выделения средств на эти цели. Мы боремся за то, чтобы бюджетные средства расходовались эффективно, чтобы в случае необходимости они перераспределялись по другим направлениям.

Однако далеко не все ситуации можно легко разрулить. Например, в прошлом году по обращению гражданина была проведена проверка предоставления жилья инвалидам в Уфе. Анализ показал, что часть людей незаконно удалили из очереди, к тому же параллельно основной очереди образовалась еще одна — из тех, кто имел на руках решение суда о выделении жилья. По закону они имеют право на внеочередное получение квартир, но ведь те, кто стоит в основной очереди, не виноваты. Их права тоже нельзя ущемлять. Это комплексная проблема.

По закону норма на человека — 18 кв. метров, однако таких квартир давно уже никто не строит. По итогам нашей проверки были возвращены в очередь инвалиды, которых ранее незаконно выдворили оттуда. Это стало реальным результатом. Для всего остального пока решения нет. Вопрос предоставления жилья сиротам и инвалидам — открытый и очень сложный.

— Константин Нилович, скажите, случались ли такие прецеденты, когда итоги проверок КСП, прошедших во времена правления Рустэма Хамитова, могли кардинально отличаться от результатов ревизий, проведенных при Радии Хабирове?

— Не могу привести таких примеров, чтобы мы заходили с проверками на один и тот же объект. Если что-то было проверено в 2017 или 2018 году, то в 2019 году мы по этим объектам не работали. У нас не такой уж большой коллектив — всего 72 человека — а объектов, требующих контроля, много. Так что мы просто физически не смогли бы проводить повторные проверки. Но при этом осуществлялся контроль за исполнением вынесенных ранее постановлений.

Наша работа строится следующим образом: обычно в конце года мы обращаемся к главе республики, правительству, Госсобранию с просьбой высказать свои предложения о будущих проверках. На их основе формируется план на следующий год, Но в него, конечно, входят не все предложения, поскольку их проверка текущим составом нашей КСП могла бы занять не меньше пяти лет. Проверки могут занимать от двух месяцев до полугода и более. Наша комиссия изучает досконально работу предприятий за период от трех до пяти лет и старается при этом вникнуть во все детали. План проверок публикуется на сайте.

В тех случаях, когда поступают поручения от главы региона или же обращения от граждан, требующие неотлагательного вмешательства, стараемся перераспределить график проверок и найти «окно». К примеру, так было с проверкой дирекции особо охраняемых природных территорий летом этого года. Она была внеплановая, но ситуация в природных парках Аслыкуль и Кандрыкуль (обилие мусора, вопиющие условия для отдыха людей) потребовали срочного вмешательства.

— Возвращаясь к началу нашего разговора, откройте секрет, за счет чего удалось так резко повысить эффективность работы ваших сотрудников? Им подняли зарплату или появились другие стимулы?

— Зарплата у наших сотрудников не больше, чем у представителей других госведомств. Работа часто связана с командировками, такой ритм выдерживают не все, так что имеется текучесть кадров.

Повышение эффективности мы напрямую связываем с внедрением в работу нового программного комплекса «Финконтроль». При этом комплекс, который запущен у нас, был существенно модернизирован разработчиком совместно с нашими специалистами, в него добавили специальные классификаторы, разделы, подразделы и т.д.

Результат превзошел ожидания. Если раньше инспекторы тратили, как минимум, три дня в неделю на подготовку отчетов, заполняли трехметровые «портянки» на бумаге, переносили сведения из одной таблицы в другую, то теперь они просто вносят нужную информацию в программу. Таким образом у сотрудников появилось больше времени на проверки. В этом году из-за пандемии в плане проверок, конечно, произошли изменения, часть из них пришлось сдвинуть по срокам. Но мы постараемся к концу года выполнить всё, что было намечено.

Справка Mkset.ru

Константин Шагимуратов родился 29 января 1975 года в городе Уфе. В 1997 году окончил Башкирский государственный университет по специальности «юриспруденция». Работал на разных должностях в бюро занятости Советского района Уфы, комитете по земельным ресурсам и землеустройству города Уфы, Центре занятости населения Советского района Уфы. Руководил Республиканским информационно-консультационным центром.

В 2008 году Шагимуратов возглавил региональное отделение «Справедливой России», которым руководил до 2017 года.

В последнее время работал председателем избирательной комиссии городского округа город Красногорск Московской области.

В марте 2019 года Госсобрание Башкирии утвердило его в должности председателя Контрольно-счетной палаты Республики Башкортостан.

  • Глава КСП Башкирии: «Наша цель — не „бить по хвостам“, а работать на упреждение»